Как лес победил степь

Как мы знаем, благодаря трудам Л. Н. Гумилева, история многих цивилизаций так или иначе происходит противостоянии культур земледелия с кочевыми/собирательскими, западная европа и кочевники эпохи великого переселения, китай и кочевники севера, русь - и среднеазиатские кочевники второго тысячелетия, европейские колонизаторы и американские индейцы. В ходе исторического развития то одна, то другая сторона брала верх, но почему победили и остались в истории преимущественно наследники оседлых земледельческих цивилизаций ?

Согласно книге "Ружья, микробы и сталь" существенной характеристикой группы живых существ является его максимальная удельная плотность населения. Иначе говоря, какое количество индивидов эта группа может прокармливать и воспроизводить на отдельно взятой территории. Если охотничье собирательские культуры, в силу невысокой средней производительности в области производства еды могли на одном отрезке воспроизводить относительно малое количество, то земледельческие культуры первоначально не особенно превосходившие собирательские, в силу относительно низкой отдачи диких культур, в ходе развития технологий земледелия и культур стали производить значительно большее количество пищи и как следствие количество индивидов доступных для прокорма на одной и той же территории выросло в десятки и сотни раз. Кочевая скотоводческая культура к которой относятся все среднеазиатские, доходившие к слову и до европы варвары представляет собой в плане производительности нечто среднее между собирательством и земледелием, скорее усиленный вариант собирательства, т.к. по сравнению с ним за счет поголовий скота значительно увеличивается производство пищи, хоть и не сопоставимо с цивилизациями занимавшими наиболее плодородные земли и аналогично собирателю каждый скотовод представляет из себя профессионального охотника и война. Как и у охотников и собирателей пищевое производство ограниченно территорией, т.е. количеством  голов скота способное прокормиться на пастбище. Ограниченно оно, конечно, и для земледельцев но показатель этот существенно для них выше: тоннами риса или пшеницы выращиваемом на одной территории могут обходиться сотни тысяч, а не десятки тысяч или даже тысячи как у собирателей. Есть и еще один фактор ограничения - это управление. Кочевники как и скотоводы из-за необходимой разряженности расселения скорее делятся на племена, а земледельцы способны жить сотнями тысяч в городах и селах.

Изучая историю цивилизаций мы часто встречаем повторяющийся алгоритм, когда небольшая кучка варваров приходит и захватывает существенно превосходящую и вообще культурно более развитую цивилизацию. Да, все так и есть, земледельцы как ни крути не чета в плане повоевать голодным свирепым варварам. Но что происходит с такими захваченными цивилизациями дальше ? Образование новых в ходе слияния культур или полная ассимиляция. И это тот способ которым побеждают оседлые культуры. Пока военная верхушка сохраняет свой образ жизни и традиции она способна защищать порабощенную земледельческую культуру, ассимилировавшись же такая способность теряется и на смену им приходят новые варвары. 

Есть в периодике варварских нашествий и еще один момент, который отмечал еще Лев Николаевич - это природные изменения климата. По его теории натиску кочевников на оседлые культуры всегда предшествует сначала улучшение климатических условий степи с последующим ухудшением. Т.е. улучшение приводит к росту поголовий скота и популяций кочевников, а ухудшение вынуждает их искать лучшей доли на ресурсах более зажиточных соседей. И поскольку, каждый кочевник с младых ногтей - охотник и воин, даже не численно не сильно большой консолидированный народец может выставить такими высококачественными войнами от половины до четверти своей численности, т.е. условно все мужчины боеспособного возраста, тогда как земледельческая культура способна содержать и обмундировать обычно профессиональных войнов числом не сильно больше 1/10 от своей численности, т. к. например добыча, скажем, металла зачастую тоже происходит не близко от плодородных устьев рек и для земледельцев содержание одного сопоставимого с прирожденным воякой-кочевником профессионального война выходит недешево. 
Т. е. получается, что для 300 тысяч. монголов выставляющих 100 - 150 тысяч войнов, оседлой цивилизации требуется иметь ресурса и способность хотя-бы на миллион-полтора населения. Впрочем, в отдельных случаях земледельцам удавалось обороняться в стенах крепостей меняя это соотношение или нанимая таких же высокопрофессиональных и свирепых наемников из числа окружающих племен. Не была с степь всегда максимально плодородной и конечно рассеяв на войны популяционный ресурс или даже успешно инвестировав его в завоеваниях, кочевая культура всегда оставалась перед вызовом своей относительно невысокой популяционной, а следовательно и регенеративной способности.

Точку в этой истории поставило изобретение огнестрельного оружия, которое как в поговорке про полковника Кольта, уравняло обученного за полгода рекрута с десятком, а то и сотней природных войнов.

Литература:

Д. Даймонд. Ружья, микробы и сталь: судьбы человеческих обществ

Л. Гумилев. Древняя Русь и великая степь

Среднее (0 Голоса)
Средний рейтинг 0.0 звезд из 5.


Пока нет комментариев. Будь первым.